Get Adobe Flash player

Психоанализ и психиатрия

Связи с родителями

Ребенок обнаруживает, что его попытки реализовать какое-то желание, добиться какой-то цели могут разрушить наиболее значимые. В результате у него развивается патогенное убеждение, связывающее достижение цели или реализацию желания с угрозой его связи с родителями. Последствием такого патогенного убеждения является необходимость защитить себя перед осознанием цели для того, чтобы не разорвать связь с родителями.

Читать далее

Фрустрация

Она связанная с отнятием груди, выражается в параноидной тревоге, желание сохранить и восстановить психологически в фантазиях атакованную грудь, сопровождается депрессивной тревогой. Базисная ситуация тревоги включает преследование и вину и получает развитие при наблюдении первичной сцены сексуальных отношений между родителями. Читать далее

Проблемой развития Супер-Эго в зависимости от пола ребенка

Следуя логике своих рассуждений о формировании superegoо, Freud столкнулся с. Он пришел к заключению, что superegoо мальчика более строго, поскольку в данном случае уход от инцестных желаний основывается на страхе кастрации. У девочек имеет место комплекс уже совершившейся кастрации, В этих условиях формирование superegoо должно страдать; оно не в состоянии достичь силы и независимости, которые дают ему культуральное значение (Freud,1933). Точка зрения о менее совершенном «слабом» superegoо у лиц женского пола носит дискриминационный характер и подвергается критике  установили, что женщины не относятся к своему телу более негативно, чем мужчины. Сравнения, проведенные показывают, что женщины набирают больший, чем мужчины, скоринг по уровню развития superegoо. Большой вклад в изучение проблемы формирования superegoо внес Brenner (1980), который подчеркивал, что в образовании этой психической структуры принимает участие не только страх. На значение страха в развитии superegoо обращал внимание Freud, описывая присущий ребенку страх понести наказание за инцестуозные мысли в виде страха кастрации со стороны отца. Для мальчиков страх кастрации является ведущим психологическим механизмом формирования superegoо, о чем, помимо  упоминают и другие авторы По мнению Brenner, в число эмоций, участвующих в образовании Читать далее

Действия эго

Оно направлены на ограничение проявления первичного процесса.
В психоаналитической теории первичный процесс представляет собой неорганизованную психическую активность, характерную для бессознательной сферы. Для этой активности характерен отчетливый разряд энергии, всплеск возбуждения, проявляющийся без учета требований окружающей среды, логического мышления и реальности (подробнее см. ниже). Активность, связанная с ego, характеризуется планированием, анализом деятельности, возможностью откладывания процесса удовлетворения потребности. Эти функции характерны для вторичного процесса
(подробнее см. ниже). Психическое здоровье требует сильного ego, способного защитить человека от тревоги связанной, например, с конфликтом; осмыслить, оценить и отделить главное от второстепенного, что особенно важно в связи с наличием в условиях современного мира необходимости принятия разных решений в разных сферах жизни. Наличие способности спланировать, рассчитать и отбросить ненужное имеет немаловажное значение. Однако, существует и вторая, не менее важная сторона «медали» — умение воспринимать внешний мир и жить в этом мире так, чтобы получать от этого удовольствие. Акцент на одном рационализме формирует одногранную, роботоподобную личность, а процесс получения удовольствия невозможен без контакта с бессознательной Читать далее

Два варианта усиления первичного процесса

При одном из них усиление происходит за счет внешнего стимулирования. При другом возникает по внутренним механизмам.

Brenner (1955) обращает внимание только на второй вариант и считает, что когда со взрослым человеком начинают происходить какие-то необычные явления и развиваются симптомы формальных психических расстройств, это вызвано нарушением баланса, причиной которого является ослабление вторичного процесса. Таким образом, если ослабевает вторичный процесс, его место занимает первичный процесс. Усиление первичного процесса может приводить к развитию кратковременного психического расстройства. Это нарушение длится от нескольких минут до одного месяца. Чем больше оно затягивается, тем более вероятна трансформация в прогредиентное заболевание.  Кратковременное психическое расстройство проявляется в возникновении бредовых идей, иллюзий, галлюцинировании, свободно плавающей тревоге, которая затем приобретает определенное содержание и превращается в страх.

Сложности в понимании кратковременного психического расстройства отражается в его различной трактовке в разных классификациях. Так, например, в классификации 80­го года считалось, что кратковременное психическое расстройство всегда вызывается психогенной травматизацией. В DSM-IV о причинах этого Читать далее

Патологическое интуитивное восприятие

Вначале вся привычная обстановка может интуитивно восприниматься как необычная. Такое всегда интенсивно эмоционально окрашено, причем сколько-нибудь точное вербальное описание содержания эмоциональных переживаний невозможно.

Наблюдавшиеся нами пациенты отмечали, что «такого чувства они никогда ранее не испытывали и не могут подобрать подходящие слова для его описания». Некоторые из зафиксированных нами определений звучали так: «все странное», «необычное», «сначала было как бы тревожно, потом как бы смешно, затем вроде бы тоскливо, вообще, все неопределенно и мимолетно». Этот период, очевидно, может продолжаться до нескольких дней. Психофармакологическая коррекция нарушений на этом уровне, как правило, высоко эффективна даже при использовании минимальных доз нейролептических препаратов. Проблема заключается в том, что на начальном периоде нарушений (особенно, если оно произошло впервые), пациенты крайне редко обращаются за помощью к специалистам.

Дальнейшее развитие патологии выражается в том, что патологическая интуиция «выбирает» себе какой-то/какие-то объект/объекты фиксации и пациенту сразу же «все становится ясно и понятно». Объект фиксации патологической интуиции приобретает особое значение, выходя за пределы обычной иерархии ценностей. Термин «особое значение» Читать далее

Совместные защиты

Dorpat описывает психологические защиты, свойственные не только одному человеку, но и объединяющие (shared defenses) групп лиц, к которым относит «разделенное отрицание». Автор приводит в качестве примера родственников и врача молодой женщины, которые вместе с пациенткой отрицали серьезность ее суицидальных попыток. Речь идет о разделенном отрицании, препятствующем осуществлению каких-либо превентивных и терапевтических мероприятий, необходимых для предупреждения окончательного суицида. С нашей точки зрения, группы в сравнении с индивидуумом, более подвержены самообману. Мотивационная интенция, следующая за формированием разделенной защиты в группе, идентична таковой у индивидуума. Речь идет о тревоге, чувствах унижения, вины, стыда и др. Такой же концепции придерживается Bion (1959), применяя термин «групповая ментальность». Автор относит к последней объединяющие ее членов желания, подходы, взгляды, убеждения и эмоции. Каждый член группы конформен, только то, что соответствует принятой схеме, принимается и используется для расширения группового Self’a. Наиболее важным аспектом групповой ментальности является способ «борьбы» с информацией, вызывающей тревогу. В этом процессе могут возникать бессознательные коллизии с постановкой проблемы «что следует отрицать». Совместные защиты актуализируются не только в психике индивидуума/группы, Читать далее

Компенсация «крамольных» мыслей

Она могут быть перфекционизм, усердие, точность в выполнении большого количества заданий, стремление к сверхответственности, выраженное не только в мыслях, но и действиях. Сверхответственность может стать навязчивой. Её обладателю будет казаться, что все, что он сделал, он сделал недостаточно хорошо. Можно было бы сделать ещё лучше и больше. Он сделал мало потому, что ленив и недостаточно усерден. Самообвинения не имеют конца. Их подпитывает комплекс сверхответственности, который имеет самые разнообразные выражения. Человек берет на себя ответственность за тех, кто его окружает. Считает, что с ними происходит что-то плохое (неудача, болезнь, плохое настроение др.) потому, что он «недостаточно постарался». «Если бы я приложил/а усилия, этого бы не случилось, — думает он или она, — собственное чувство вины я могу компенсировать только ещё большим усердием». Развивается неудовлетворенность собой. Тем более, что жизнь складывается так, что ответственность, взятая на себя за другого взрослого человека, по сути дела не реализуется. Человек, желающий отвечать за других, обрекает себя на поражение, поскольку он не знает, что на самом деле нужно этим другим. Ему только кажется, что он знает их устремления, эмоции, мотивации, интенции и т. д. В действительности же он рассматривает эти психические свойства и состояния в рамках созданной им самим упрощенной модели.

Мужчина назначил ей свидание в кафе

Это приглашение вызвало у неё чувство радости, т. к. в кафе были люди, а она боялась остаться с ним наедине. Когда пациентка пришла в назначенное место, она увидела, что не может попасть в ту часть кафе, где он её ждал. Чтобы добраться до места встречи, она должна пройти через большой зал. У неё возникло ощущение, что все те, кто сидел в кафе, следили за ней глазами. Комната, где она встречалась с этим человеком, была комфортабельной. В ней были столик и два стула. Одновременно у нее возникли чувства злости и разочарования, поскольку она поняла, что в этом помещении невозможно изолироваться. Нельзя закрыть дверь, поскольку её не было. Комната напрямую сообщалась с общим залом. Когда она решилась заговорить, она внезапно обратила внимание, что в зале, полном людей, воцарилось абсолютное молчание, которое означало, что каждый из присутствующих пытался прислушаться к тому, что она будет говорить. Она лишилась дара речи и внезапно осознала, что она и мужчина, который её ждал, обнажены. У нее возникли чувство стыда и желание немедленно покинуть это место, но она не могла сказать об этом, т. к. подумала, что её слова будут услышаны всеми, кто сидел в зале. Пациентка сообщила аналитику, что во время просыпания у нее возникло ощущение удушья, она не могла вдохнуть. Далее добавила, что мужчина, который пригласил её в кафе, существует в реальности. Она достаточно хорошо его знает, поскольку Читать далее

Клинический пример

В качестве иллюстрации недостаточности такого подхода автором приводится, описанный и интерпретированный в соответствии с классическими психоаналитическими канонами Пациентка: «Я хотела понравиться ему (Харрису), поэтому старалась действовать находчиво, женственно, жеманно и располагающе. Я подавляла свою враждебность по отношению к нему. Но я знаю, что вы видите меня насквозь, так что Вы разгадаете мою тактику и я не смогу скрыть истинные намерения своих действий». Комментируя этот пример, Dorpat обращает внимание на очень выраженный, повторяющийся, директивный и контролирующий характер интервенции аналитика. Ни на одном отрезке анализа аналитик не допускает, что жалобы пациентки в отношении его могут иметь определенную ценность. С помощью повторяющихся вопросов аналитик заставляет пациентку продолжать разговор и одновременно отвергает значение ее высказываний, касающихся его директивности. Образ аналитика, сидящего на пациентке и раздавливающего ее, представляет собой конкретную метафору, которая содержит в себе актуальные аспекты ее интеракции с аналитиком. По мнению Dorpat’a, этот имидж возникает на основе ее бессознательного анализа значений того, как аналитик относится к ней и к ее аффективным реакциям на его директивные действия. Dewald, интерпретируя воображение пациентки как трансферентную Читать далее